Искать:
Поиск
Искать:
Поиск

Директриса (Инцест)




Это случилось с Петькой в 15 лет.

В их классе училась Ленка Цыплакова, известная всем в школе блядь. С нее то и началась эта история. Петька был скромным пай-мальчиком. С девочками не встречался, а даже как-то избегал их, хотя в своих эротичных фантазиях хотел трахнуть любую красивую из них. Весь класс их уже имел кое-какой сексуальный опыт, исключая конечно Ленку, которая уже (как говорили в школе даже учителя, не говоря уже о ребятах) зарабатывала себе на жизнь проституцией, трахаясь не только с одноклассниками, но и с взрослыми мужиками. Так вот эта Ленка и начала издеваться над Петей во время перемены в классе. Все было подстроено ребятами, которые хотели немножко посмеяться над Петей-петушком или Петюней, как они его называли.

- А что, Петя, ты говорят, на мальчиков больше засматриваешься? - спросила Лена, сидя в короткой юбочке и поглаживая себе коленочку, положив ногу на ногу.

Петя от неожиданности вздрогнул, но с ответом не спешил, так как боялся Цыплакову не только как развратницу, но и из-за директора школы - Нины Сергеевны, которая была в очень хороших отношениях с родителями Леночки. Даже учителям приходилось мириться с ее поведением на уроках из-за этих отношениях.

А обнаглевшая Ленка продолжала издеваться под небольшие смешки в классе:

- Что молчишь-то, Петушок золотой гребешок? Или я правду говорю?

В ответ молчание. Петя не хотел уходить из класса, так как ребята засмеяли бы его еще больше и выжидал.

- Молчание знак согласия, - продолжала Леночка. - А вы хоть предохраняетесь? Знаешь, есть гондоны со смазкой. Ты купи их, вводить в жопу легче будет. А если спидака не боитеся, то вазелин купите, тоже хорошее средство. Че молчишь-то? (В классе смех усилился) Или может ты свою попенку-то подставляешь? А? Педрилочка ты наш ненаглядный (тут уж класс взорвался общим хохотом).

Этого Петька стерпеть не смог и, пересилив свою трусость, со всего размаха влепил Ленке пощечину:

- Это тебе блядина за педрилочку, - сказал Петя и вышел из класса в коридор.

За ним выбежала и Ленка. Вся в слезах, закрыв лицо руками, и побежала к директору. Через несколько минут она вернулась с сучьей улыбочкой на губах и бросила Петьке:

- Иди к директору, тварь. Сейчас за все ответишь.

Тут уж Петька труханул по-настоящему. Директора боялись в школе все, даже самые отпетые. Это была зверь-женщина или, как ее называли ребята, монстр. Когда она выходила из кабинета и шла по школе, не было и дня, чтобы она не сделала кому-нибудь замечания своим громогласным голосом. Не дай бог попасться ей под горячую руку. Подзатыльник получишь обязательно.

Нине Сергеевне было около пятидесяти. Роста довольно высокого, брюнетка, слегка полновата, грудь большая, да и лицо у ней было красивое. Словом, сексуальная бабища, если бы не было в ней чего-то мужицкого, что немного отталкивало от нее. Ноги сильно волосатые, над верхней губой небольшие усы. Летом от ее черных небритых подмышек исходил сильный запах пота от которого резало глаза. Сказать она могла в школе что угодно и кому угодно, включая даже и учителей. В общем, зверь-баба, монстр, да и только.

Так вот к этому-то монстру и пошел не спеша Петька. "Теперь еще и родителей в школу вызовут", - думал про себя парень, которому этого очень не хотелось. От других ребят в школе, которые уже были в кабинете директрисы, Петька знал, что страшнее ничего нет. "Она может так опустить тебя морально, что и сам не рад будешь. Всю неделю будешь ходить как обосраный", - говорил как-то Петькин одноклассник, занесенный в "черный список" к монстру.

Вот этого-то и боялся Петя. "Ведь дал-то я этой суке за дело, а обосрут меня же", - думал Петька, уже стуча в дверь с вывеской "Директор".

- Входите! - услышал грубый голос Нины Сергеевны Петр.

Он потихонечку зашел кабинет. Встал метра за три от стола монстра и, опустив голову, начал ждать крика. Ждать пришлось недолго.

- А! Виноградов! - заорала зверь-баба. Ты что же это сволочь такая выдумал! Ты на кого руки распускаешь? На девочку - будущую женщину! Мать будущую! Ты свою мать ударь, скотина! Ударишь? Нет, наверное. А тут что же можно, а? Чего молчишь как пенек? Отвечай!

Но от такого напора Петя и слова не мог вымолвить. Он начал немного поднимать глаза на Нину Сергеевну, как взгляд его остановился на ее волосатых и немного раздвинутых ногах (монстр была одета в красивом сером костюме: пиджак с большим вырезом на груди и юбке до колен). Между ног видно ничего не было, но и от этого у Петьки что-то шевельнулось в паху.

- Отвечай, тварь! - заорала опять монстр, что от Петькиного шевеления и не осталось и следа. Он опять опустил глаза в пол и молчал.

- Что, язык проглотил? - немного смягчив тон спросила директриса. - Рассказывай, как дело было.

Петька, не поднимая глаз, начал тихо:

- Она обзывалась на меня не достойно.

- Как это еще не достойно?

- Матом.

- Говори как. Я потом проверю, так ли это.

- Педрилой, - не хотя сказал Петя.

- А кто ж ты есть-то, еб твою мать? - рассмеялась директриса.

Такого от Нины Сергеевны Петька не ожидал. Он даже поднял глаза и взглянул на своего директора.

- Чего глядишь-то? А ну-ка иди закрывай дверь с этой стороны на замок. Иди-иди. Я тебя сейчас научу как с женщиной надо обращаться. - сказала Нина Сергеевна, переходя на крик.

Петька пошел выполнять приказание ватными ногами, а монстр встала со своего места и закрыла жалюзи на окне и встала впереди стола, немного облокотившись на него. На ногах были одеты туфли на высоком квадратном каблуке, из которых торчали волосатые пальцы с накрашенными ногтями серым под цвет костюма лаком.

- Иди-ка сюда. - уже тихо сказала Нина Сергеевна. - Иди, иди! - видя Петькину замедленную реакцию у двери. - Вставай на колени! Ближе ко мне. А ну-ка полежи мне пальцы на ногах.

Петька испугался по-настоящему. Что она хочет с ним сделать? Но додумать ему не дали. Сильный удар по голове заставил нагнуться к ненавистным волосатым пальцам. Он провел языком по левой ноге и остановился.

- Чего остановился? Давай продолжай! - уже как-то мягко сказала начинающаяся возбуждаться женщина. Она сняла туфлю и вставила большой палец прямо Петьке в рот. - Соси!

Петька принялся сосать. Первый испуг прошел, и он начал это делать уже с каким-то наслаждением, хотя и противясь этому.

- Послюнявь побольше, - приказала Нина Сергеевна.

Петька начал обильно выделять слюну на пальцы директрисы и лизать их с легким посасыванием. Нина села на стол поудобнее, сняла пиджак, достала одну грудь из лифа и начала ласкать свой темный стоячий сосок языком. От этого зрелища Петькин хуй начал приподниматься и он активнее заработал с пальцами директрисы.

Петька наблюдал за слюнявым языком монстра и от этого возбуждался еще больше. Нина Сергеевна стала дышать чаще с какой-то не то хрипотцой, не то поскуливанием от наслаждения.

- А ну, снимай с меня трусы и делай так же с моей пиздой, - приказала возбужденным голосом директриса, оторвавшись от своего соска.

Но Петька не знал как снимать трусы, то есть как снимать он знал, но боялся залезать под юбку к своему директору и, стоя на коленях перед ней, смотрел на нее преданными глазами только что нашкодившей собачки.

- Снимай, сука! - уже злясь прошептала Нина Сергеевна и подняла пальцами ног подбородок Петьки.

Петька своими потными и неумелыми руками полез под юбку к монстру и начал стягивать трусики вниз.

- Быстрей, быстрей давай! - не унималась Нина.

Наконец трусы были спущены до щиколотки. Приподнимая одну ногу, а затем другую возбужденная директриса сняла трусы, взяла их в руку и преподнесла тем местом, где только что находилась ее пизда к носу Петьки.

- На, сука, нюхай, как женщина пахнет, - сказала со злостью Нина Сергеевна.

Петька втянул в себя воздух и почуял запах мочи и еще чего-то, чего он раньше не знал.

- Лижи их! - последовал очередной приказ.

Петька принялся за дело. Он провел языком по трусам и тут же отвернулся. Вкус был соленый, да еще и с запахом мочи. Омерзение охватило неопытного Петю.

- Что, сука, не нравится? А ну продолжай!

Петька повторил через силу. Раз, другой и опять, хотя и противясь этому где-то далеко в подсознании, уже с наслаждением лизал трусы Нины Сергеевны.

- А теперь пизду лижи! - снимая юбку сказала директриса.

Взгляду Петьки предстал лохматый-прелохматый треугольник черных волос. От этого вида Петин хуй уже врезался в застегнутую ширинку. А монстр слезла со стола и немного присев встала над лицом своего безответного раба, опершись руками на колени. Петя начал лизать черные волосы уже без омерзения, не понимая еще, чего от него хотят. Тогда Нина Сергеевна Схватила его за прядь волос и с силой толкнула себе в пизду. Опять тот же уже знакомый незнакомый запах и что-то мокрое и приятное на ощупь языком почувствовал Петя. Он неумело лизал не открывая глаз. Нина Сергеевна задышала чаще. Петя немного отстранился от нее, чтобы глотнуть свежего воздуха, и открыл глаза. Его взгляду предстал розовый отросток, пробивающийся из густой заросли волос, напоминающий небольшой хуечек младенца. Не успев сообразить что это, как этот "хуечек" оказался вдавленным в рот Пети и он снова услышал приказ уже мягким шепотом: "Соси!".

Петя принялся сосать его, как недавно сосал пальцы на ногах, обильно слюнявя. Нина Сергеевна принялась двигать тазом в такт с Петей. "Быстрее, быстрее" - уже молила она и вдруг по ее телу прошла судорога, схватив своего любовника за волосы она прижала его голову к себе с такой силой, что Петькиным губам стала больно и он вдруг почувствовал как на его шею стала капать какая-то жидкость.

Через несколько секунд объятия только что кончившей женщины ослабли. "Подуй на него", - попросила вновь ставшим приказным тоном Нина Сергеевна.

- На кого? - не поняв просьбы своей госпожи, спросил Петька.

- На клитор, на клитор! - огрызнулась на непонятливого и неопытного любовника Нина Сергеевна и показала пальцем.

Петька принялся дуть потихоньку. "Ой, как хорошо", - застонала директриса. Через несколько секунд она вся как-то напряглась и Петьке на лицо вырвалась горячая струя мочи. "Дуй, дуй", - стонала Нина Сергеевна обливая Петьку своей мочой. Перестав ссать, директриса приказала Пете вылезать ее пизду от мочи. Петька уже возбудился до предела и не противясь стал исполнять приказание. Когда он закончил процедуру вылизывания, Нина Сергеевна взяла его за ворот рубахи, приподняла к своему лицу и стала лизать губы еще сохранившие запах ее мочи и пизды. Она стала проникать языком Петьке в рот, обильно выделяя слюну ему на язык.

Парень уже не мог терпеть боль от напряжения члена в ширинку и потихоньку расстегнул ее, выпустив своего друга на свободу. Увидев Петькин стоячий хуй Нина Сергеевна затряслась всем телом. Она сняла с него обоссаную ей же рубаху, стащила с Петьки брюки вместе с трусами, которые полетели в дальний угол кабинета и, сев на корточки, принялась мять его яйца. Она смотрела на хуй, как смотрит собака, не евшая несколько дней на еду. Петькин "дружок" был размеров немаленьких. Бросив мять яйца, директриса взялась нежно поглаживать Петькин член. Она уже приоткрыла рот для того, чтобы взять его в рот, как не вытерпев долгого напряжения Петька начал конвульсивно кончать в рот и на лицо директрисы.

- Ах ты поросенок! - уже весело сказала Нина Сергеевна, собирая Петькину сперму в ладонь указательным пальцем.

Собрав частично в ладонь, частично размазав по лицу и груди, куда упало несколько капель, Нина Сергеевна стала со смаком трогать языком Петькину сперму, размазывая ее по всей ладони. Затем она провела ладонью по своим губам и принялась надувать из спермы пузыри, собирая брызги все тем же указательным пальцем к своим губам. Все усы Нины Сергеевны были в сперме.

- А ну-ка собирай языком свои дела! - приказала веселым голосом монстр, которая уже вовсе не казалась монстром Петьке.

От этих слов Петькин хуй опять начал подниматься. Он нагнулся и собирал сперму с лица своей учительницы и госпожи языком и сплевывал на ее язык, который она специально подставляла. Нина Сергеевна урчала от удовольствия облизываясь и уже ее рука машинально дрочила Петькин хуй.

- А ну-ка, лижи мне жопу, - повернувшись к Петьке прекрасной толстой задницей сказала директриса и нагнулась.

Петька начал лизать ягодицы, держась за волосатые ноги Нины Сергеевны ниже колен.

- Да не тут, - опять начала раздражаться Петькина учительница, раздвигая руками ягодицы, - там, где говно вылезает.

Петя не видел, откуда "вылезает говно" из-за густой растительности черных волос и стал помогать себе руками. Наконец он увидел коричневую дырину, которая то расходилась, то сжималась в комок.

- Давай, давай, - торопила обезумевшая Нина Сергеевна.

Петя начал лизать то раскрывающуюся, то сжимающуюся дырину. Языком он проникал все глубже и глубже в анус, от чего директриса тихонько постанывала. Прошло минут пять Петиной работы над жопой Нины Сергеевны. Затем она отняла правую руку Пети от своей ноги и приказала засунуть ей два пальца в анус. Петька уже во всем слушался свою учительницу и не испытывая совершенно никакого омерзения безо всяких проблем выполнил ее приказ.

- Трахай меня, трахай трахатель мой ненаглядный, - взмолилась Нина Сергеевна, и, взяв Петькину руку в свою стала двигать ей взад-вперед. - Засовывай все пальцы, - тяжело дыша приказала директриса, не выпуская Петькиной руки.

Приказ был исполнен. Петька только удивился как это его ладонь пролезла в задницу к Нине Сергеевне. Он уже сам энергично задвигал рукой.

- Глубже, глубже, - взмолилась зверь-баба.

Петька засовывал руку чуть ли не до половины локтя. Запахло говном. И его рука покрылась коричневым налетом. Но Петьке почему-то уже не стало противно, наоборот, он возбуждался все больше и больше. Он стал облизывать толстые, белые ягодицы Нины Сергеевны. Минут через пять она засунула Петину руку еще глубже себе в задницу и держала ее так около минуты. При этом Петька чувствовал, как сокращается ее анус и наконец Нина Сергеевна так громко пернула, что Петина рука выскочила из жопы, а на лицо ему попало несколько капель выделений, пахнущих говном.

Нина Сергеевна с трудом разогнула спину и села на стул, стоявший рядом с ее столом.

- Иди умойся, - сказала она тяжело дыша Петьке.

Благо раковина находилась прямо в кабинете директора. Петька смыл себя испражнения Нины Сергеевны и посмотрел на нее. Она сидела на стуле, широко раздвинув ноги, и, постанывая, водила рукой по своей пизде. Затем она раздвинула волосы, послюнявила указательный палец и стала гладить клитор. "Ой, как хо-оро-ошо-о!" мычала директриса. Петька наблюдал и дрочил. Наконец Нина Сергеевна затряслась всем телом и Петька заметил как из густых волос вылетает какая-то жидкость.

- Иди ко мне Петя. Трахни меня в пизду, - застонала директриса.

Петя подошел с торчащим кверху хуем, но не знал что делать. Нина Сергеевна помогла ему принять правильную позу: оперла его руки на спинку стула, занесла ему свои ноги на плечи. Петька начал тыкаться своим хуем в лобок директора.

- Куда же ты тычишь, кролик? - спросила Нина Сергеевна и направила Петькин хуй в свою влажную разгоряченную пизду.

Петька ввел свой хуй прямо по самые яйца как по маслу. Такого блаженства молодой человек еще никогда не испытывал. Пизда была такая мокрая, что даже хлюпала от Петькиных фрикций. Он начал яростно двигать тазом, вводя и выводя свой член из лона Нины Сергеевны. "Целуй меня в губы и говори: "Ниночка, как я хочу тебя!" - попросила "Ниночка". Петька начал совать свой язык в рот директрисе, целовал ее в ходуном ходящие сиськи и говорил: "Ниночка, как я хочу тебя! Я люблю тебя!"

После этих слов "Ниночка" схватила Петьку за голову и поднесла его губы к своим. Она вытащила язык и начала водить по губам Петьки. Язык становился все слюнявее и слюнявее. Петька даже захлебывался. Тут Нина Сергеевна оттолкнула от себя Петьку и приказала: "Ложись на пол!". Мальчик, только что ставший мужчиной исполнил приказание.

"Ниночка" села на хуй Пете верхом и начала двигаться…

Кончили они вместе. Оба конвульсивно и крича. Петькин хуй истекал спермой прямо в пизду Нины Сергеевны. Затем она упала на него целуя его в соски и постанывая. Петьке было хорошо. Через несколько минут "Ниночка" встала и сперма вытекла из нее прямо на живот Петьке. Директриса принялась слизывать ее, проглатывая. Затем начала с остервенением сосать Петькин хуй, пока он не повис совсем.

- Ну, теперь забирай свои вещи и выматывайся, - уже не ласково сказала директор. Ах, у тебя же вся рубаха мокрая. Одевайся пока, - уже немного добрее проговорила "Ниночка". Ты ведь тут не далеко живешь. Открой шкаф, возьми черный халат и иди домой. Переоденься и приходи за портфелем. Часа в четыре. Сможешь? - Петька кивнул. - Я буду оч-чень ждать…

комментарии

Имя
Комментарий
Отправить